«Почему я обезьяна? Потому что чернокожий?» В российском спорте процветает расизм. Откуда он взялся и как его победить?

В мае 2022 года в российском спорте разгорелся громкий расистский скандал. Тренер волейбольного «Локомотива» Андрей Воронков назвал обезьяной игрока «Уралочки-НТМК» Айламу Монталво — кубинку, которая выступает в России с 2019 года. Извинился он с большим опозданием — к тому моменту его уже дисквалифицировали на два года. Этот случай заставил в очередной раз задуматься: а насколько вообще распространен расизм в отечественном спорте и так ли правы те иностранцы, что считают нашу страну однозначно расистской? «Лента.ру» попыталась разобраться, какова психология этого явления и можно ли избавить от него не только спорт, но и все общество.

«Очнулся в больнице с сотрясением мозга»

«Я шел на тренировку через парк “Сокольники” к остановке, где меня должен был забрать автобус. По дороге меня очень сильно избили незнакомцы. Они били в том числе ногами. Я очнулся в больнице с сотрясением мозга. После этого клуб дал мне охрану. На протяжении нескольких недель секьюрити сопровождали меня везде, куда бы я ни шел», — рассказал «Ленте.ру» камерунский футболист Люк Зоа, который играл в «Спартаке» и «Анжи» в середине и конце 2000-х. Тогда и начинается история расизма в российском спорте, так как именно в те годы в страну стали массово приезжать чернокожие легионеры.

По словам камерунца, в России ему было очень тяжело, и он постоянно чувствовал себя одиноким и униженным. Футболиста обижало частое «уханье» болельщиков и то, что ему не раз показывали бананы. «Показать бананы — значит очень серьезно оскорбить. А однажды в отеле ко мне подошли и назвали обезьяной. Почему я обезьяна? Потому что я чернокожий? Я часто плакал и рассказывал о трудностях семье. Когда я уезжал в Камерун из России на праздники, я чувствовал, будто вырвался из тюрьмы. А когда возвращался, казалось, что я снова за решеткой. Мне было очень плохо», — продолжал Зоа. При этом в клубах, как вспоминает экс-защитник, к нему относились хорошо.

Люк Зоа (сверху). Фото: Виталий Белоусов, Игорь Уткин / ТАСС

В конце разговора Зоа выразил надежду на то, что сейчас ситуация в России изменилась к лучшему, потому что в обществе была проделана большая работа. Так ли это? «Лента.ру» обращалась к темнокожим иностранцам, которые выступали в России в недавнем прошлом или продолжают здесь играть, чтобы они поделились собственным опытом. Однако они отказались от комментариев. Кто-то объяснил это тем, что не сталкивался с дискриминацией во время жизни в стране, кто-то сказал, что ему некомфортно обсуждать это.

Между тем по запросу «расизм в спорте Россия» поисковик выдает целые подборки проявлений дискриминации в отношении спортсменов с другим цветом кожи за последние десять лет — главным образом футболистов. Расизмом здесь мы называем любые действия, призванные оскорбить представителей другой расы или осознанно причинить им вред.

Расизм определяется Международной конвенцией ООН по ликвидации всех форм расовой дискриминации как «любое различие, исключение, ограничение или предпочтение, основанное на признаках расы, цвета кожи, родового, национального или этнического происхождения, имеющие целью или следствием уничтожение или умаление признания, использования или осуществления на равных началах прав человека и основных свобод в политической, экономической, социальной, культурной или любых других областях общественной жизни»

Громкие расистские скандалы в российском футболе

Наиболее часто встречается история легендарного бразильца Роберто Карлоса, чемпиона мира 2002 года, который играл в махачкалинском «Анжи» в 2011 и 2012 годах. Перед матчем против «Зенита» с фанатской трибуны футболисту протянули банан, а спустя несколько месяцев болельщик «Крыльев Советов» бросил его в бразильца прямо во время игры. Не дожидаясь окончания встречи, Карлос ушел с поля, и очевидцы рассказывали, что он не мог сдержать слез. «В цивилизованных странах с такими вещами принято бороться. Я испытал сильнейшее разочарование, и у меня не было никакого желания продолжать игру», — объяснял Карлос позднее.

Расизм в российском спорте вообще долгое время был связан в основном с бананами: в аналогичную с Карлосом ситуацию попадали, например, конголезец Кристофер Самба также из «Анжи», француз Джибриль Сиссе из «Кубани» и бразильский форвард московского ЦСКА Вагнер Лав — причем ему банан показали свои же болельщики. А с нигерийцем Питером Одемвингие, уходившим из «Локомотива» в «Вест Бромвич», фанаты попрощались баннером с нарисованным бананом.

Вагнер Лав (справа) после завоевания Кубка УЕФА с ЦСКА в 2004 году. Фото: Александр Федоров / Спорт-Экспресс / ТАСС

Случаи словесных оскорблений тоже нередки: осенью 2013-го ЦСКА наказали частичным закрытием трибун на матч Лиги чемпионов после жалобы хавбека «Манчестер Сити» Яя Туре на болельщиков «Арены Химки», а в 2014-м нецензурной бранью в адрес Самба, игравшего тогда в «Динамо», сыпал фанатский сектор «Торпедо». В 2012-м Союз европейских футбольных ассоциаций (УЕФА) оштрафовал Российский футбольный союз (РФС) за выкрики фанатов в адрес темнокожего защитника сборной Чехии Теодора Гебреселассие. В 2018-м перед чемпионатом мира РФС также получил штраф — за поведение болельщиков во время матча с Францией.

Ироничным плакатом со словами «Спасибо руководству за верность традициям» встречали и бразильца Малкома, который перебрался в «Зенит» в 2019-м. У фанатов сине-бело-голубых отношения с чернокожими легионерами вообще долгое время были напряженными (официальной позицией питерского клуба при этом, разумеется, всегда была поддержка толерантности).

В «Зените» долго не было темнокожих. Властимил Петржела, который был тренером сине-бело-голубых с 2003-го по 2006-й, в интервью «Би-би-си» говорил, что руководство не хочет покупать таких футболистов. Первыми темнокожими в команде стали бельгиец Витсель и бразилец Халк в 2012-м. Последний замечал, что расизм в России есть, но носит локальный характер. При этом президент Всероссийского объединения болельщиков Александр Шпрыгин в комментарии «Ленте.ру» заметил, что фанаты клуба не выступали против появления в команде игроков другой расы, но считали, что на поле должны выходить по большей части «доморощенные игроки»

«Кто-то может обидеться на слово “негр”, но обычно реагируют с юмором»

Всего вышеперечисленного бывает достаточно, чтобы испугать иностранцев и заставить их считать Россию однозначно расистской страной. Но ситуация в российском баскетболе явно выпадает из общей картины. В этом виде спорта особенно много темнокожих игроков, а фанаты демонстрируют образцовую терпимость. Как объяснить этот парадокс?

«Лента.ру» связалась со спортивным агентом Станиславом Рыжовым. По его словам, за все время работы он привозил в Россию больше ста афроамериканцев, а сейчас в стране играет около 20 темнокожих баскетболистов, его клиентов. При этом со случаями реального расизма, говорит Рыжов, в России он никогда не сталкивался.

Станислав Рыжов: Даже когда когда мы начинали работать, 12-13 лет назад, ничего такого не было. Причем ребята играют не только в Москве и Питере, но и в глубинке тоже. Конечно, в маленьком российском городке редко встретишь темнокожего, еще и ростом два метра. Поэтому в аэропорту или магазине кто-то может показать пальцем, как-нибудь некрасиво назвать. Или какие-то подвыпившие фанаты могут попросить сфотографироваться фразой: «Эй, иди сюда, здоровый черный парень». Но я не могу вспомнить, чтобы когда-то это было с негативом, тем более — с угрозой физической безопасности. Можно это классифицировать как расизм, но сами игроки с пониманием к таким вещам относятся. Есть, конечно, особо чувствительные, которые могут обидеться даже на слово «негр». Но обычно реагируют с долей юмора.

Тем более что такое есть не только в России — в Европе то же самое, в Испании и Италии уж точно. Или в Литве, например, 10 лет назад был случай, когда Дэйвон Джефферсон и Тивайн Макки, которые у меня в «Триумфе» играли, стали жертвами провокаций.

Бывший игрок ЦСКА Кайл Хайнс. Фото: Михаил Сербин / РИА Новости

Настоящего расизма в баскетболе нет по понятным причинам: так получилось, что лучшие игроки — это афроамериканцы. И зрители не просто привыкли к этому, они с радостью приходят смотреть. Они атлетичные ребята, показывают зрелищную игру.

Лет 15 назад бывало, что некоторые американцы побаивались ехать в Россию. Самая популярная шутка у нас была про то, что по улицам у нас медведи не ходят, не страшно тут.

Да, в провинции им сложнее, потому что меньше людей говорят по-английски. Но спортсмены обычно очень общительные и хорошо объясняются на языке жестов. Если только семьям может быть тяжело. Представьте: жена с тремя детьми пойдет куда-то гулять, кто-то там пальцем на них покажет, ей может быть некомфортно. Но мы заранее спрашиваем, повезет ли баскетболист с собой семью. Если да, ищем няню или англоязычного водителя. Неразрешимых проблем не бывает. Пока по общению с американцами я понимаю, что они готовы ехать в Россию.

«История кубинской волейболистки для меня стала шоком»

Подтвердила слова Рыжова в разговоре с «Лентой.ру» и Жосселина Майга — баскетболистка сборной России и уроженка Ростова-на-Дону (мать спортсменки — русская, отец — малиец). По ее словам, в основном она встречается с бытовым расизмом, причем с годами ситуация улучшается. «Не считаю, что сейчас в нашей стране это глобальная проблема. Я жила в разных городах России и с настоящей агрессией не сталкивалась. Гуляя по той же Москве, ни разу не видела ничего подобного. Разве что дети могут пальцем показать, но на них нельзя обижаться», — заявила Майга.

Она добавила, что в спорте тоже все спокойно. «История кубинской волейболистки для меня стала небольшим шоком, я ведь играю на профессиональном уровне уже 12 лет, и никогда не встречалась с таким. И у меня много друзей-легионеров из Америки и Африки, у них нет проблем. Бывало даже, что до приезда в Россию они считали, что здесь страшно, а потом отзывались как об очень гостеприимной стране. Из своего опыта могу привести только один обидный случай. Был чемпионат Европы, и я в комментариях прочла: “Зачем вы этой черной дали российский паспорт, она плохо играет”. Но, думаю, это люди от незнания написали просто», — подчеркнула спортсменка.

Жосселина Майга в матче за сборную России. Фото: Виталий Белоусов / РИА Новости

Надежда, мать баскетболистки, также заявила, что не может вспомнить случаев откровенной дискриминации в отношении ее детей: «Чтобы кто-то прямо кидался на нас — такого нет. Более того, когда сын Дэвид ездил в детстве на соревнования, команда даже гордилась, что у них есть черный игрок в составе. Мальчишки очень любили его. Когда смотрю матчи в зале, иногда слышу, как со стороны в адрес дочери кричат: “Смотри, черножопая!” Но я научилась правильно реагировать на это. Когда мы с мужем создавали семью, я понимала, на что иду, знала, что где-то будут клевать, потому что люди хотят видеть себе подобных, это нормально. Ведь опускаются до оскорблений только те, кто мыслит узко, у кого низкий уровень культуры, а в основном окружающие ведут себя достойно».

Она добавила, что благодарна спортсменам, заступившимся за кубинскую волейболистку в скандале с тренером, так как это защищает и ее детей. А наказывать Воронкова, по мнению женщины, жестоко не стоит: «Это не конец света — видимо, и его кто-то когда-то обзывал, какой-то триггер у него есть».

«Проблемы расизма в России нет»

Наиболее частые виновники расистских скандалов в спорте — болельщики. В 2018 году, перед чемпионатом мира по футболу в России, организация «Футбол против расизма в Европе» (FARE) выпустила «Руководство по дискриминационным практикам в мировом футболе». Оно было призвано «повысить уровень осведомленности футбольных болельщиков и их способность распознавать, понимать и избегать преднамеренных или непреднамеренных проявлений дискриминации» (речь шла не только о расизме, но и о гомофобии, сексизме, антисемитизме).

Если суммировать многочисленные заявления FARE, сделанные в отношении России за последние десять лет, то получится примерно следующее: среди российских болельщиков распространены расистские настроения, хотя усилиями Российского футбольного союза (РФС) и прессы удалось достичь определенного прогресса в решении проблемы.

РФС неоднократно публично выступал против расизма. В частности, в 2021 году союз присоединился к бойкоту социальных сетей — акции британских спортивных организаций и спортсменов для борьбы с негативными высказываниями в интернете

В попытке понять, как ситуация представляется самим фанатам, «Лента.ру» связалась с Александром Шпрыгиным, президентом Всероссийского объединения болельщиков (ВОБ). Он заявил, что осуждает любые формы ксенофобии и дискриминации, но считает, что проблема расизма в стране раздута, а FARE занимается охотой на ведьм.

Александр Шпрыгин: Проблемы расизма нет не то что в российском футболе, но и вообще в России. Мы не были колонизаторами, у нас нет конфликтов с другими расами и внутреннего чувства вины. Был один-единственный арап Петра Великого, дедушка-африканец, и то потом он стал дедушкой великого внука, Александра Сергеевича Пушкина (Абрам Ганнибал был прадедом Пушкина — прим. «Ленты.ру»). У нас африканцы — редкий вид на улицах, в основном это студенты. Была акция Black Lives Matter (BLM), когда белые вставали на колени перед черными — так вот, в России это неприменимо. У нас в стране нет этой проблемы на патологическом уровне, на подкорке мозга. Нам не за что каяться перед африканцами за историю человечества. В России больше обострено социальное напряжение по отношению к мигрантам из Средней Азии, но это уже немного другое.

FARE поддерживается УЕФА, и, конечно, чтобы оправдывать свою деятельность, она должна что-то находить. Болельщик — 12-й игрок. Его задача — поддержать команду и вывести из равновесия соперника. Да, фанаты иногда оскорбляют спортсменов, ведь футбол полон эмоций, в нем есть азарт. Но если этот игрок — африканец, то практически любое оскорбление считается расизмом. Когда им показывают бананы, тут же начинается вселенский вой, а вот если белорусскому вратарю что-то кричат про картошку, это дискриминацией не считается. Если говорить о расизме, то нужно бороться с любыми его видами.

Да и в последние годы я не слышал каких-то громких историй, в основном это было в начале-середине 2010-х. Ведь ведется работа клубов и правоохранительных органов. Есть штрафы для клубов и индивидуальная ответственность для болельщиков, замеченных в подобных действиях. На многих стадионах есть камеры, которые вычисляют нарушителей. На них составляются официальные протоколы со всеми вытекающими последствиями.

Бразилец Ари, получивший российское гражданство, в матче сборной России. Фото: Константин Рыбин / РФС

Я сторонник того, чтобы у нас выступали воспитанники отечественного футбола. Если приезжают легионеры, это должны быть игроки высокого уровня, которые украсят чемпионат. Надо, чтобы российские спортсмены, тренируясь с ними в одной команде, развивались. Я хочу, чтобы привозили качественных игроков, а не дешевую рабочую силу. Были прецеденты, когда приезжал африканец, которому цена 300 долларов, якобы травмировался, а потом сидел на лавке полгода с контрактом 50 тысяч долларов в месяц. Затем увозил деньги за границу, его там встречали и деньги забирали.

Перед мундиалем в 2018-м была дискуссия: что будет, если в составе сборной России будет десять африканцев, один русский вратарь и такая команда станет чемпионом мира. С одной стороны, сбудется мечта миллионов болельщиков, а с другой — такой состав трудно назвать сборной России. Многие говорили, что лучше вылететь в четвертьфинале по пенальти с Хорватией, но остаться такими, какие мы есть.

«Проявление расизма — это моральная распущенность»

Как объяснить позицию болельщиков с точки зрения психологии, какие способы борьбы с расизмом наиболее эффективны и почему акция Black Lives Matter не встретила понимания в России, «Ленте.ру» рассказала доктор наук, социальный психолог, профессор Колумбийского университета (США) Светлана Комиссарук.

Светлана Комиссарук. Фото: Елена Снегирева

Как объяснить нетерпимость к людям с другим цветом кожи с точки зрения психологии?

Нетерпимость к другой расе принадлежит к более широкому кругу явлений — это нетерпимость к чужому. Мы все эволюционно запрограммированы бояться чужого, и зачастую мы этого даже не осознаем.

В древности людям одного племени нужно было быть очень осторожными с представителями других, потому что те могли быть враждебно настроены. Хотя мир изменился, положительных эмоций встреча с чужим и незнакомым по-прежнему не вызывает. Испытывать дискомфорт, когда вы заходите в район, где все выглядят не так, как вы, — вполне естественно. Неестественно другое — действовать под влиянием этих чувств. То есть расизм — это не мысли, это то, что вы делаете с этими мыслями. Дискриминация — это проявление расизма, это поведение, которое обосновано неприятием к чужому. Когда люди думают: «Мы великие, а непохожие на нас не имеют права считаться людьми», это дискриминация.

Это о нацизме и шовинизме.

Да, ведь все подобные идеологии — это расизм, у которого есть политическая подоплека.

Если дискриминация — про поведение, значит, ее проявление можно контролировать. Почему у некоторых людей не получается? Почему им важно демонстрировать свое неприятие?

Не думаю, что для них это важно. Скорее, им неважно себя сдерживать. Они чувствуют, что им можно, и эта власть действует опьяняюще. Ну или они просто не задумываются.

Такие люди выражают презрение или недовольство, не понимая, что используют для этого данные о человеке, которые от него не зависят. Это все равно что слепого или хромого в момент, когда вы на него раздосадованы, обозвать по физическому недостатку.

Это моральная распущенность, которая в какой-то мере присутствует у нас у всех, но воспитанные люди приучены, что проявлять ее — очень стыдно. Человек, который плюет мимо урны или толкает кого-то, пробиваясь в очереди, скорее будет расистом, чем тот, кто уступает место в транспорте.

В спорте иногда бывает, что темнокожий игрок, который забивает мячи и приносит много пользы команде, все равно сталкивается с оскорблениями на расовой почве. Некоторые фанаты будто забывают, что он хороший футболист, и видят в нем исключительно человека другой расы. Почему так происходит?

Я думаю, они видят и то, и то, но именно культурная распущенность позволяет им выражать свои негативные чувства.

Есть и еще один момент: в большой толпе и под влиянием адреналина у людей пропадает чувство персональной ответственности, происходит деперсонализация. Они начинают считать себя не отдельными личностями, а частью чего-то большего, грандиозного, и отпускают тормоза. Это объясняет и массовые драки на стадионах, и забрасывание поля разными предметами, и расистские выкрики.

В связи с этим и на футболках игроков пишут имена. На поле было много агрессии, и социальные психологи посоветовали обозначать членов команды, чтобы те помнили, что остаются конкретными людьми. Это повышает уровень ответственности.

Почему в Европе приняли движение Black Lives Matter, а в России — тотально нет?

Не думаю, что в России тотально не приняли. У меня много связей с Россией, я слышала разные мнения. Думаю, что у россиян есть неприятие официоза и пафоса, огульного разделения на хороших и плохих. Это связано с прошлым.

Советская власть была лицемерна. Было много лживого, фанатичного официоза, поэтому люди не верят в искренность жестов, они им претят. Когда BLM вышло на тот уровень, который россиянам показался преувеличением и показухой, они заявили, что это неприемлемо. Они восстали не против черных, а против лицемерия. Россияне не верят в искренность проявления чувства вины перед какой-то расой. Хотя я, находясь в Америке, могу сказать, что верю в искренность преклоняющих колено. Здесь более наивное и искреннее отношение к жестам. Вопрос вины перед черными здесь действительно болезнен для многих, и они честно пытаются этот вопрос как-то разрешить.

Я не социолог и не проводила опрос, но мне понятно: российские люди в большинстве своем осознают, что расизм — это ужасно. Они же изучали в школе «Хижину дяди Тома». Хотя при этом, конечно, остаются и те, кто считает всех темнокожих «обезьянами». Российское общество очень разное, имеет неодинаковую моральную сетку. Обобщать, говоря о такой большой стране, будет ошибкой. Здесь, скорее, речь о культуре общения и открытости к чужому.

Акция преклонения колена BLM в матче «Челси» и «Тоттенхэма». Фото: John Walton / globallookpress.com

Можно ли победить расовые предрассудки в массовом сознании? Что для этого нужно делать?

Да, конечно. Нужно смешивать людей. Чем чаще мы будем видеть чужих рядом, тем быстрее они перестанут быть чужими. В каждой стране есть районы, где дети растут среди людей с другим цветом кожи. Они не становятся расистами. Если белокожего европейца в детстве поселить в Средней Азии, он вырастет не расистом, а человеком, уважающим культуру страны, и наверняка завяжет с окружающими теплые отношения на всю жизнь.

Ситуация: дети с белой кожей, у которых нет негативного опыта, связанного с людьми другой расы, в семьях которых расовый вопрос не обсуждается, приходят в школу, где встречают темнокожего одноклассника. Почему они часто начинают его дразнить?

Во-первых, дети знают намного больше, чем говорят им родители, ведь есть интернет и другие источники информации. Во-вторых, дети, пока их не обучат нормам общества, живут в социальных джунглях. Они проявляют эволюционные задатки намного свободнее, чем взрослые. Они будут драться за лопатку в песочнице, как обезьянки за банан, до тех пор, пока им не скажут, что так вести себя нельзя.

Дети легко выделяют непохожего, а значит, по их мнению, более слабого: не обязательно с кожей другого цвета, но, например, с рыжими волосами или в толстых очках. Взрослые тоже выделяют, но, как правило, помалкивают, а детям этому предстоит научиться. Они неминуемо будут обращать внимание на такого одноклассника, пока им не объяснят, что люди бывают разные и это нормально. Дети очень примитивны в понимании того, что хорошо, а что — плохо. Поэтому их воспитывает доминирующая в обществе культура. Они учатся на примере взрослых.

Как в таком случае говорить с детьми о проблеме расизма?

Не столько говорить, сколько показывать собственным примером. Дети не учатся на словах. У нерасиста расист не вырастет.

Например, папа унижает маму, и сколько ребенку ни объясняй, что так нельзя, он все равно станет абьюзером. Или если мама презрительно относится к кому-то, что бы она ни говорила ребенку, у него тоже проявится снобизм. При этом если ребенок повел себя не так, как вы ожидали, то, конечно, нужно поговорить. Думаю, каждый родитель чувствует своего ребенка и знает, какие слова подобрать.

Как морально подготовить себя к поездке в страну, где высок шанс пострадать от расизма?

Нужно понимать, что это отношение не персонально к тебе — просто окружающие не умеют скрывать инстинктивную первую реакцию на чужого. Остается лишь вести себя спокойно и уважительно по отношению к их культуре.

Представим, что человек приехал в чужую страну и стал жертвой расизма: его оскорбили, отказались обслуживать в магазине или даже избили. Ему можно как-то помочь?

Нет, к сожалению, эта травма надолго с ним останется. Это очень больно. Если дискриминация уже привела человека к мысли, что он не подходит этому обществу, то переубедить его уже невозможно, он будет чувствовать себя второсортным. Если представить, что тебя выгнали откуда-то просто потому, что у тебя какие-то не такие характеристики тела, станет понятно, насколько это тяжело.

«Расизм очень коварен»

Рассматривать проблему расизма в спорте невозможно вне контекста общественных настроений. Яркие случаи агрессии на почве расовой ненависти в стране по-прежнему периодически происходят, хотя глобального освещения обычно не получают. Говорить тут необходимо не только об отношении к африканцам, но и к представителям других рас.

Как формировались расовые предубеждения россиян, в чем суть современного расизма в России и опыт каких стран в борьбе с этим видом дискриминации полезно учитывать, «Лента.ру» спросила у доктора исторических наук, главного научного сотрудника Института этнологии и антропологии РАН Виктора Шнирельмана.

Оценивать современное положение дел не представляется возможным из-за отсутствия надежных данных на 2022 год. Говорить можно только о недавнем прошлом.

Виктор Шнирельман. Фото: Alexander Krassotkin / Wikimedia

Многие иностранцы убеждены, что расизм в России был всегда, что это неотъемлемая часть массового сознания, культурного кода. Правильно ли так считать?

Не встречал таких мнений. Массовый латентный расизм возник в советское время. Его первые примеры — отношение к депортированным народам в 1943-1944 годах. Затем он проявил себя в русле антисемитских кампаний 1949-1953 годов. Все это тогда навязывалось сверху, то есть шло от власти. В 1960-е расизм выражался в отношении к африканцам, приезжавшим на учебу в СССР, а в поздние советские десятилетия — в отношении к кавказцам. Но все это был преимущественно культурный расизм, то есть акцент ставился на якобы монолитной и мало меняющейся в своем ядре этнической культуре, которая якобы с железной последовательностью передавалась из поколения в поколение. Ученые называют это примордиалистским или эссенциалистским подходом. Хотя в отношении африканцев наблюдался и биологический расизм.

В чем суть современного расизма в России? И как он менялся?

Современный расизм как в России, так и в значительной мере на Западе относится к категории культурного расизма. В России он вспыхнул в связи с массовой трудовой миграцией, начиная примерно с конца 1990-х (на Западе — с 1960-х). В его основе убеждение в несовместимости культур.

Более локально он проявил себя во время осетино-ингушского конфликта. Речь, как правило, шла о «несовместимости культур», о «сохранении этнокультурного портрета» местного населения, о «неспособности мигрантов адаптироваться», о том, что они «имеют иной менталитет», «не считаются с местными обычаями», «нарушают привычный образ жизни» и прочее. Концептуально все это опиралось на теорию Льва Гумилева, среди положений которой были передача «пассионарности» генетическим путем, а также утверждение о вреде межэтнических браков и о «некомплиментарных культурах». Отмечу, что книги Гумилева издавались беспрецедентными тиражами, и на его псевдонаучных теориях строились курсы в некоторых университетах.

Как оценить ситуацию с расизмом в России в последние годы? 

Мигрантов становится все меньше, и они вызывают все меньше раздражения, тем более что политическая повестка дня существенно изменилась. Кроме того, в последние 10-15 лет расистских высказываний и рассуждений в СМИ стало намного меньше, чем прежде. Но бытовой расизм сохраняется, как и «научный расизм» (комплекс теорий и идей о решающем влиянии расовых различий на историю, культуру, общественный и государственный строй людей, о существовании превосходства одних человеческих рас над другими; Гумилев является ярчайшим представителем — прим. «Ленты.ру»).

Айлама Монталво. Фото: Страница «Волейбольный клуб «Уралочка» во «ВКонтакте»

Расизм в России чем-то отличается от расизма в других странах с примерно тем же уровнем нетерпимости? С кем и почему мы в этом близки?

Сегодня как в Европе, так и в России главной формой является культурный расизм, вызванный беспрецедентной массовой миграцией людей иной культуры. Но в Германии, Австрии, Франции, Англии, Финляндии и прочих странах ведется интенсивная работа: во-первых, с мигрантами (языковые и прочие курсы, помогающие им адаптироваться), во-вторых, с местным населением по воспитанию толерантности. В известной мере это помогает, хотя и не всегда.

Расизм очень коварен. Он может на время отступать, но в критические моменты вырывается наружу, что недавно наблюдалось в США. И в странах Европы в отдельные годы бывали вспышки расистских настроений. В последние годы это связано с ростом популизма и правого радикализма, что влияет на популярность негативизма в отношении рома (цыган) и евреев, а также исламофобии. Но мигрантофобия там уменьшается.

В России ксенофобские настроения направлены прежде всего на трудовых мигрантов и рома, а уровень антисемитизма много ниже, чем в ряде стран Европейского союза. В ЕС уровень насильственных преступлений на почве ненависти был в последние годы много выше, чем в России, что прямо объясняется суровыми статьями Уголовного кодекса в России (максимальное наказание по статье 282 УК РФ «Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства» — лишение свободы на срок до шести лет — прим. «Ленты.ру»).

В каких странах ситуация с расизмом за последние десятилетия стала очевидно лучше? За счет чего?

После важных реформ конца 1960-х казалось, что расизм в США отступает. В 1970-е среди афроамериканцев появился средний класс. Стало расти число межрасовых браков. А недавно чернокожий был президентом США. Но дискриминация сохранилась, и это дало вспышку массовых протестов.

Отступление мигрантофобии как во многих странах Европы, так и в России в самые последние годы связано со спадом массовой трудовой миграции. Но рост негативизма в отношении рома растет во многих странах ЕС. Лишь в России и Франции этот показатель остается на прежнем уровне (причем в России много ниже, чем во Франции). Зато во Франции высок уровень антисемитизма, свойственного многочисленным выходцам из арабского мира.

***

Борьба с расизмом, как и со всеми другими видами дискриминации, — процесс сложный и долгий, требующий постоянного контроля и внимания самых разных структур. Понять, на каком этапе в решении этой проблемы находится общество, на примере спорта проще всего — здесь все на виду. Кроме того, клубная система, которая делит спортсменов не по происхождению, а по способностям и таланту, обнажает межрасовые конфликты особенно сильно.

В России расизм остается — и в спорте, и в обществе, пусть даже встречается он чаще на бытовом уровне. И смирение, с которым темнокожие спортсмены говорят о его проявлениях, отнюдь не должно успокаивать.

mostbet casino